Публикации

21.01.2000 | Наталья ВЛАЩЕНКО | «Сегодня»

«В свои 40 лет я чувствую себя двадцатилетним»

Бытует мнение, что артисты редко бывают умны. Виктор Андриенко — «двигатель» «Шоу долгоносиков», «Полного мамаду» — не только умен, но и талантлив, ироничен перед камерой и в жизни. Обладает редким чувством собственного достоинства: несмотря на все шуточки-прибауточки, понимаешь, что это только «первый ряд» и совсем не хочется похлопать по плечу. В то же время, он не старается перманентно демонстрировать остроумие в быту и не рассказывает, подобно некоторым, одну и ту же байку по 25 раз. Если бы меня спросили, какой он, я бы скорее всего ответила — хороший.

«НЕ МОГУ ГОВОРИТЬ ПЛОХО О ЛЮДЯХ, С КОТОРЫМИ МЕНЯ СВЯЗЫВАЕТ 20 ЛЕТ ДРУЖБЫ»

— Витя, с 17 января вы начинаете новые проекты в эфире 1+1. Расскажите о них.

— Сейчас мы снимаем сериал. «Полное марабу» — это была «проба пера», а предложение делать юмористический сериал поступило от Александра Роднянского. Ему же принадлежит авторство и в названии — «Ноты и банкноты». Это развлекательное шоу о странном городке, в котором живут странные и трогательные люди. Не обязательно вызывать у телеаудитории гомерический смех, достаточно улыбки. Есть еще два проекта, но о них говорить еще рано. Хотя они могут скоро появиться в эфире.

«ТВОРЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК НЕ ДОЛЖЕН УСПОКАИВАТЬСЯ»

— Витя, юмор — один из самых трудных жанров. Просчитать успех той или иной юмористической программы трудно. От чего он зависит?

— Наверное, все дело в том, что творческий человек не должен успокаиваться. Самодовольство — удел непрофессионалов. Вчера смотрел передачу об Армене Джигарханяне, который сейчас руководит театром. Многие недоумевают: зачем он выходит на сцену? А он просто хочет помочь молодым, которые рядом. Я к тому, что любой проект двигают профи. Я благодарен судьбе, что в моей группе работают такие мощные профессионалы, как оператор Витя Лысак (он снимал «Ургу», «Утомленные солнцем»), художник-постановщик Анатолий Пидопрыгора, режиссер Наташа Боровская, гримеры Людмила Карпухина, Ирина Солодовская, художник по костюмам Валерия Журавлева.

— Как вы думаете: почему так быстро «закончились» «долгоносики», ведь проект начинался просто блестяще?

— К «Долгоносикам» я шел 20 лет — с 78-го года. В проекте был сконцентрирован весь мой опыт работы на сцене, начиная с театрального института. Виктор Приходько, идейный вдохновитель этого шоу, помог воплотить идею в жизнь, а продюсер Валентин Опалев нашел деньги. Я же, возможно, получил славы чуть больше, чем они, но и по морде получал тоже предостаточно. Но, понимаете, каждый формат исчерпаем: что-то приходит, что-то уходит. Надо придумывать что-то новое.

«Я ВСЕГДА ПРИСЛУШИВАЮСЬ К МНЕНИЮ ДАЖЕ САМОГО МАЛЕНЬКОГО ЧЕЛОВЕКА»

— Что для вас важно в определении удачи-неудачи: личная интуиция, мнение вашего окружения, журналистов и т. д.?

— Скорее, интуиция. Хотя мое окружение иногда убеждает меня поступить вопреки своему решению. Надо сказать, что я ценю и прислушиваюсь к мнению самого маленького человека. Хотя, выводы, разумеется, делаю свои. Скажем, оркестранты в сериале появились благодаря тому, что я две недели убеждал автора сценария, что это будет интересно. Убедил. Но понадобилось много крови и энергии. Недавно один знакомый принес мне концепцию передачи, которую я ему предлагал год назад. Но нет, дорогой, все — поезд ушел. Все надо делать вовремя.

— Вы читаете, что о вас пишут журналисты?

— Знаете, в чем проблема многих журналистов? В непрофессионализме. Приходит человек, требует интервью и первый вопрос, который он задает… Сейчас будете смеяться… «Расскажите что-нибудь о себе». Я человек занятой и не очень понимаю зачем она пришла, если ничего обо мне не знает. Дальше — больше. «Ну, хорошо, расскажите о себе так, будто я ваша любовница и вы хотите мне понравиться». Тут я начинаю злиться и включаю дурака: «Вы знаете, у меня уже есть 7 любовниц, и мне, в принципе, достаточно». Ну и так далее. А сам думаю: «Интересно, она уйдет отсюда когда-нибудь или нет».

«МЫ УЖЕ ИМЕЛИ ДВУХ ПРОДЮСЕРОВ, КОТОРЫЕ „ВСТАВИЛИ“ НАС НА БОЛЬШУЮ СУММУ»

— Один известный российский телеведущий сказал, что коммерческие проекты вроде «долгоносиков» нужны для того, чтобы зарабатывать деньги для элитарных программ. Вас это не обижает?

— Странное утверждение… У нас нет той техники и тех денег, которые мы могли бы противопоставить Москве. Но наши профессионалы не хуже, а лучше. В то же время на «Кумовьев» мы спонсоров не можем найти! Не могу доказать, что это хорошее вложение денег.

— А почему вы их ищете? Пусть этим занимается ваш продюсер.

— Мы уже имели двух администраторов, которые нас вставили на большую сумму. Больше не хотим. Поэтому есть генеральный продюсер Валентин Опалев, есть я — мы и займемся этими вопросами.

— Витя, вы работали на многих телеканалах, а, значит, много общались с начальством. Не скажете, почему эти люди так далеки от подлинного понимания телевидения?

— Не думайте, что, отвечая на этот вопрос, я хочу понравиться Роднянскому, Оселедчику — людям, которых знаю еще с института. Это было бы глупо, тем более, что нас многое связывает. Но все же скажу: это единственные телевизионные начальники, имеющие профессиональное образование, понимающие и чувствующие ТВ. И еще одно: на свои должности они пришли не по трупам. Там существуют творческие критерии. На других же каналах начальники ставят на должности своих пап, дедушек, любовниц, считая, что и так сойдет.

— Не чувствуете усталости, от бесконечной необходимости веселить людей?

— Недавно я был на 20-летии Театра эстрады, из которого вышел и я. Как ни странно, но даже люди, с которыми у меня были когда-то конфликты, говорили мне комплименты: «Пришел Андриенко и принес дух прежнего Театра эстрады». Как ни странно, в свои 40 лет я чувствую себя и жизнь, как двадцатилетний. Знаете, чего не должен делать артист? Заигрывать. Нравиться, наверное, хочется каждому, но заигрывать не надо. Не надо местечковых понтов, которые мой учитель называл «аби чудніше». Я с этим и на площадке борюсь.

— Как вы думаете, почему об артистах вашего жанра на Западе пишут книги и монографии, а здесь считают «вторым сортом»?

— Наташа, я пытался снять 5-серийный фильм о Тарапуньке и Штепселе. Потратил какое-то количество собственных денег, но они, как вы понимаете, быстро закончились. Спасибо, что друзья помогли — давали камеры на шару и т. д. В конечном итоге оказалось, что НИ-КО-МУ это не надо. А это же наши гениальные актеры, часть биографии страны. Леня Каневский попросил, чтобы мы поспешили с окончанием съемок: «Я вам подарю юбилей Березина в Израиле». Но, повторяю, никому это оказалось не надо…

— Витя, что будете делать, если завтра вдруг лишитесь возможности работать по профессии?

— Это нереально. Когда во Львове мне сказали: «Если к власти придет Витренко, вы первым поедете на Желтые Воды», я ответил — «Ничего, артисты нужны везде!»

"Numbers" - BERLINALE 2020

This dark, dystopian tale portrays the ultimate form of imprisonment

 


© 2006. Все права принадлежат Виктору Андриенко
Сайт сделали добрые люди в студии