Публикации

24.12.2012 | Лилиана Фесенко | «Известия в Украине» - среда, 19 декабря 2012, 8:32

Виктор Андриенко — про украинского богатыря и национальной киностудии

Лента создавалась по заказу Госкино для детской и юношеской аудитории и снималась три с половиной месяца. За это время творческая группа побывала в Киеве, Черновцах, Каменец-Подольском и в Закарпатье — на родине главного героя. О том, почему в фильме снимались непрофессиональные актеры и кто позировал для памятника Фирцаку, «Известиям в Украине» рассказал режиссер картины ВИКТОР АНДРИЕНКО.

Как вы отметили последний съемочный день?

На Банковой. Начали съемки в 8 часов утра, а закончили в 3 часа ночи, так как нам нужно было очень много эпизодов снять в одной точке. Благо, нам пошли навстречу наши друзья из Союза писателей Украины — предоставили свое помещение. И только в конце работы удалось немного отметить окончание съемок чаем и пиццей. Работа была утомительной, ведь мы снимали кино, а не сериал. А в полнометражном фильме совершенно другая специфика работы. В нашей работе оператору приходится выставлять кадр по два, а то и три часа подряд. А массовка в картине насчитывала от 200 до 400 человек. Также в фильме была задействована техника из автомобильного музея Варшавы. Костюмы мы арендовали на чешской киностудии «Баррандов».

Почему пришлось подбирать одежду в другой стране, неужели на наших киностудиях или в театрах нет подобного реквизита?

Потому что заказать машины в Польше для нас оказалось дешевле, чем в Киеве. А костюмы в Украине пришлось бы шить, потому что у нас нет нужной одежды. Все сборное. К тому же на наших складах в театрах и на киностудии за каждую деталь туалета нужно платить отдельно. А если вы берете костюм на студии «Баррандов», то там все выдается в комплекте: туфли, брюки, жилетка, рубашка, тросточка, перчатки, цилиндр. И все сшито в соответствии с нюансами моды того времени. Так, жандарм Чешской Республики 1920 года носил каску особенной формы, которую мы сами сегодня не воссоздадим. Немаловажная деталь, что за весь комплект платится, как за один костюм. Второй нюанс — в Украине разучились шить шляпы: цилиндры, котелки и прочее. Поэтому дешевле искать готовые изделия в Европе.

Это ваш дебют в качестве режиссера. Как вам по ту сторону камеры?

Это мой дебют в качестве режиссера полнометражного фильма. И как мне сказали мои актеры, у меня требования ко всем на площадке, как в старые добрые времена киноиндустрии. К примеру, готовлюсь к каждому кадру. Тут и высокое качество грима, и точное соответствие времени. Все должно быть предельно точно, ведь большой экран выдаст любые недочеты. А мне приносят рубашку с карманчиками на груди, которых в 20-е годы не было. В те времена руки в карманы никто не совал — их даже в брюках не было. Мы серьезно изучали разные детали той эпохи и поэтому даже моду того времени знаем лучше, чем наши художники по костюмам, пришедшие из сериалов.

А как вы нашли историю про Ивана Силу?

Случайно. Дело в том, что я вхожу в жюри литературной премии «Коронация слова». Оцениваю со своими коллегами пьесы и уже четыре года подряд вручаю награды драматургам. В поисках сюжета для детского фильма я попросил своих коллег по «Коронации слова» дать мне почитать все, что было написано для детей. А потом случайно во львовском издательстве нашел роман Александра Гавроша «Иван Сила». Передал книгу продюсеру, ему история тоже понравилась. Долго искали автора, чтобы заключить договор об экранизации произведения. А мне мои друзья говорят: «Так ты же ему сам на «Коронации слова» награду вручал». Когда мы читаем конкурсную рукопись, то не знаем, кто автор. У нас есть только кодовый номер произведения. И мы тогда позвонили Александру Гаврошу с этим предложением. Он согласился, и я приступил к переделке прозы под киносценарий. Мы с моим другом, российским актером Игорем Письменным, написали сценарий картины и отправили его одновременно и на «Коронацию слова», и на конкурс сценариев в Департаменте кино. Выиграли и там, и там. Так мы получили и Гран-при за лучший киносценарий для детей на «Коронации слова», и финансирование на съемку полнометражного фильма.

Как у вас в ленте появился нынешний сильнейший человек планеты Василий Вирастюк?

Это тоже интересная история. Я совершенно случайно узнал, что для памятника Ивану Фирцаку, герою фильма, позировал именно Василий. Он же его и открывал. Этот монумент установлен на родине силача — в селе Билки Иршавского района. В Европе есть два музея Ивана Силы, а у нас о нем даже мало кто знает. Весьма типичная для Украины история. Пришел я к Василию Вирастюку и сказал ему, что после открытия памятника Ивану Фирцаку он просто обязан сняться в нашем фильме. Дал ему сценарий, он согласился. Мне приятно, что ни Василий, ни Дмитрий Халаджи меня не подвели. По их работе никогда не скажешь, что они не актеры. Силачи очень трепетно относились к своей работе — даже более аккуратно, чем профессиональные исполнители. Всегда знали текст и смысл своего эпизода. То же могу сказать об актерах театра «Маски-шоу» Владимире Комарове, Борисе Барском и Александре Постоленко. Они мне доставили меньше трудностей, чем артисты, которые уже так заштампованы халтурой в сериалах, что приходилось им объяснять, что такое работа в большом кино.

У вас снимались только украинские актеры?

Нет, хотя в Департаменте кино и высказали такое пожелание. На роли героев, говорящих по-украински, я взял отечественных артистов, а на роли иностранцев — исполнителей из других стран. Например, пригласил из Москвы моих друзей по «Большой разнице» — Александра Лобанова и Игоря Кистола. Александр и Игорь в 8 утра выходили на съемочную площадку, а уходили в 4 утра и не роптали. Игорь Кистол отлично знал английский текст, ведь прожил 8 лет в Ирландии. А еще наш хитрый продюсер сказал мне снять в роли импресарио цирка Игоря Письменного, с которым мы писали сценарий, ведь это сэкономило бы средства. Мол, сам написал, пусть сам и сыграет. А мне сказал: «Сыграй злодея Фиксу, который создает Ивану Силе все проблемы в фильме».

А кого у вас сыграла Ольга Сумская?

У Ольги драматическая роль. Я попытался показать совершенно новую грань ее таланта, а не повторять тот образ, к которому все привыкли. Сумская сыграла баронессу с жестким, гадким характером. Но по ходу фильма из негативного персонажа она превращается в положительного. В целом у всех героев можно проследить развитие роли. Это и генерал, созданный Лесем Заднепровским, и клоун Бориса Барского. Даже массовка работала, а не просто существовала в кадре. Я очень благодарен жителям Черновцов, Киева и Иршавского района, которые нам помогали, создавая массовку. Иногда они импровизировали и жили в кадре, как настоящие актеры!

Когда состоится премьера?

Это будет решать наше Министерство культуры. Но до 15 мая мы должны сдать уже полностью готовую ленту. «Иван Сила» будет идти в широкоэкранном формате в кинотеатрах. Такой был заказ государства. Нас также поддерживают дистрибьюторы, чтобы все прошло на должном техническом уровне. По качеству звука и цвета это будет категория «А».

На пленуме кинематографистов звучали обвинения, что ваша картина слишком дорого обходится государству.

Но эти деньги дали ведь не мне лично. Мы подавали сценарий на конкурс Департамента кино и выиграли его. Решение принимала комиссия.

Вы снимали фильм на Киностудии имени Довженко?

Нет, с продюсерским центром «Инсайт-Медиа» (известен по фильму «ТотКтоПрошелСквозьОгонь». — «Известия в Украине»). Бюджет фильма полностью профинансирован государством. К съемкам фильма мы долго готовились, и когда нам выделили деньги на подготовительный период, то мы за эти средства сняли 15 минут будущей картины. Это лучшее вложение.

Как вы относитесь к тому, что высказываются требования — все государственные деньги на кино перечислять только на государственные киностудии, а не на частные, где сейчас снимаете вы?

А что сегодня есть у Киностудии имени Довженко? Там уже не осталось ни одного павильона. Все отданы в аренду на 10 лет. А техника если и есть, то на пещерном уровне. И куда перечислять эти деньги? Все государственные киностудии уже умерли. Я бы с удовольствием работал на Киностудии имени Александра Довженко, на которой начинал свою карьеру и где мы в 1996 году снимали «Шоу Долгоносиков» и «Мамаду». Но даже те костюмы, которые мы взяли на киностудии в аренду, годятся только для четвертого ряда массовки в цирке. Бутафорию арендовали — ту, что еще не поломана окончательно. А больше у них взять уже и нечего. Киностудия потеряла даже свою натурную базу на Оболони, на которой снималось большинство известных в мире фильмов. Мне очень жаль, что так все произошло. А ведь можно было все это восстановить, как Карен Шахназаров на «Мосфильме».

МИРОВАЯ ПРЕМЬЕРА "НОМЕРОВ",

Пытайтесь побороть свои страхи и получить свободу…


© 2006. Все права принадлежат Виктору Андриенко
Сайт сделали добрые люди в студии