Публикации

07.02.2017 | НАДЕЖДА МАЙНАЯ | "ГЛАВРЕД"

ЧАТ С ВИКТОРОМ АНДРИЕНКО

На сайте "Главред" состоялся чат с актером театра и кино, звездой проекта "Шоу долгоносиков", сценаристом и режиссером Виктором Андриенко.

Представляем стенограмму чата с Виктором Андриенко.

roman_: Как вам работается и творится в Украине, когда наше общество делит артистов и культурных деятелей на "своих" и "чужих" в зависимости от их гражданской позиции? На ваш взгляд, должен ли артист, человек к которому прислушивается, по крайней мере, почитатель его таланта, его аудитория, открыто высказывать свою политическую или гражданскую позицию, или он должен быть вне этого?

Виктор Андриенко: Человек сам делает выбор и сам отвечает за него. В данном случае позиция актера не в том, что он говорит, а в том, что делает. Когда, например, украинские актеры снимаются в польском фильме про Волынскую трагедию, где играют тех, кто уничтожал поляков, — это одна история. Другая история: когда творческий человек создает произведение, интересное всем — общечеловеческое, в данном произведении есть и сатира, и отношение этого человека к происходящему.

Например, наш спектакль "Одесса-мама", который уже три года играется с аншлагами. Это — общечеловеческая история, смешная. Кстати, 11 апреля мы с Олегом Филимоновым, Русланой Писанкой, Анной Ткач, Яковом Гоппом привезем ее в Киев. Это история про маму, которая трогает всех, потому что мама есть у каждого.

Второй спектакль "Поезд Одесса-мама, или Похождения бравого солдата Швейцмана", который мы создали год назад и "катаем" по Украине, привозили в Киев осенью — он совершенно другой. В этом спектакле наша позиция, наше отношение к происходящему в стране, к плюсам и минусам общества. Зритель смеется в течение всего спектакля, но в конце — плачет. Надеюсь, что еще не раз привезем этот спектакль в Киев. А кто не видел первую часть — приходите 11 апреля в Театр оперетты и посмотрите.

Мы, актеры, участвуем в этих спектаклях не по финансовым соображениям. Этот спектакль был создан в 2014 году. Тогда актеры решили просто дать зрителю отдохнуть, расслабиться и задуматься: простым людям нужно где-то отдыхать, а телевизор сегодня далеко не всегда дает им отдых. Наверное, поэтому на наших спектаклях всегда переаншлаг. Я это говорю не в качестве рекламы. Ведь если мы в течение трех лет, приезжая в города Украины по шесть-семь раз, собираем полные залы, это говорит о том, что спектакль актуален и интересен.

Lada: Как вы относитесь к процессам декоммунизации, которые вовсю развернулись сейчас в стране? Переименование улиц, героизация очень неоднозначных личностей, запреты старых известных кинокартин и т.д. — всегда ли все это делается с умом?

Виктор Андриенко: Иногда это правильно и действительно нужно. Но, мне кажется, принимать решение о переименовании того или иного города должна не группа из трех-четырех депутатов, а жители этого города должны решить, какое должно быть название, исходя из истории до соцреализма, учитывая местоположение и население этого города. Это же относится и к переименованию улиц и площадей. Если опросить людей, то я сомневаюсь, что мы получим 100% голосов за то, чтобы улица Ленина осталась улицей Ленина.

Как, пример, город Ильичевск Одесской области переименован в Черноморск — это прекрасно: мы сразу вспоминаем Ильфа и Петрова, в этом есть и история, и логистика. Я такие вещи приветствую.

Lada: Продолжаете ли вы сейчас общаться с Иваном Ургантом, Александром Цекало и другими российскими звездами? Не мешает ли общению нынешний конфликт между Россией и Украиной?

Виктор Андриенко: Нормально общаемся: поздравляем друг друга с общечеловеческими праздникам — с Пасхой или еврейским Новым годом, который постоянно выпадает на день моего рождения. :) Но главное, что в диалогах мы не обсуждаем геополитические вопросы и политику конкретных стран. Как только речь заходит об этом, я сразу задаю вопрос: "Как мама? Как дети? Какие творческие планы?". И после этого разговора я говорю: "Вот видишь, как много есть тем, на которые мы можем поговорить!"

Lada: В те времена, когда вы еще работали каскадером, какой самый сложный и опасный трюк вам приходилось исполнять?

Виктор Андриенко: Имея 15-летний опыт работы каскадером, могу сказать, что все трюки опасны, если их не бояться. Не боится только сумасшедший! Страх должен быть просчитан. Можно поскользнуться на банановой корке и попрощаться с рукой или ногой, а можно, как Анатолий Грошевой в фильме "Пятнадцатилетний капитан", когда его снесло ветром, упасть с десятиметровой высоты мимо страховки и остаться живым.

Каждый трюк — это подготовка, опыт и расчет рисковых ситуаций. У меня было два ярких трюка, которые были удачными. Первый — когда меня сбивала боком машина, и я перелетал через капот на асфальт, и у меня не было ни ссадин, ни ушибов. Второй — падение с 15-тиметровой крепостной стены в фильме "Баллада о доблестном рыцаре Айвенго". А все травмы, которые я получал (переломы ног и т.д.), случались на тренировках.

Правда, единственный раз — и во время съемок фильма "Там, на неведомых дорожках", когда мы вдвоем с Анатолием Грошевым должны были падать с крепостной стены в обнимку, немного не рассчитали кувырок, и Анатолий меня лупонул лбом в переносицу. Но я не потерял сознание, потому что в голове постоянно была мысль — надо красиво упасть, а потом по команде Леонида Каневского надо было бежать и ловить главного героя.

Ginger: Виктор, в образы каких персонажей вам интереснее вживаться — положительных или отрицательных? Говорят, что романтичного и доброго героя легче сыграть, нежели "злодея" — так ли это для вас?

Виктор Андриенко: Злодея, как правило, всегда хорошо сыграет добрый человек. Уже в сценарии написано, что он — злодей, но у этого героя еще проявляется другая яркая деталь — человечность. Тем страшнее получается злодей. В свое время Владислав Стржельчик хвастался, что сыграл порядка ста отрицательных персонажей в кино, но от этого не стал злым человеком.

Мне все равно, какую роль играть. Иногда меня называют "комиком" — это неправильно. Комик — это актер, играющий только комические роли. В старом театре были комики и трагики, но постепенно их стали называть "драматическими актерами". Нельзя назвать комиком Броневого или Буркова. Все это — драматические актеры, которые часто работали в комедийном жанре. Кроме Никулина — он, будучи клоуном и сыграв множество комедийных ролей, имел также колоссальный опыт драматически-трагических ролей.

Поэтому я считаю, что актер должен играть все — от "Шоу долгоносиков" до полковника Смирнова в "ТойХтоПройшовКрізьВогонь". Когда мои друзья смотрели этот фильм, эпизоды со мной, они в ужасе думали: "Только бы не пошутил... только бы не пошутил". И я оправдал их надежды. :) Пересмотрите фильм — и вы убедитесь. Это относится и ко всем моим работам в театрах, и ко многим работам в кино.

Ginger: Виктор Николаевич, часто бывает так, что зритель идет в кино или театр не на фильм или спектакль, а "на актера". Например, кто-то придет в театр не на "Поезд Одесса-мама", а "на Писанку" или "на Филимонова", или "на Андриенко" — то есть, проявив интерес не столько к картине, сколько к имени полюбившегося актера, когда сама постановка отходит на второй план. Что вы думаете об этом? Вас не обижает или не расстраивает, когда зритель так настроен?

Виктор Андриенко: Это нормально. Наверное, поэтому нас, известных актеров, и приглашают играть в антрепризах. Главное — чтобы зритель не обманулся в актере, чтобы увидел его с новой стороны.

А, кроме того, как сказал один известный человек: "Ты 40 лет шел к тому, чтобы давать автографы и делать селфи с людьми, и ты не имеешь права никому отказать и разочаровывать зрителя". Но я часто отказывался от антреприз, понимая, что качество продукта в моем исполнении будет оставлять желать лучшего. И даже финансовые предложения не заставили меня пересмотреть свои взгляды.

Например, в спектакле "Одесса-мама" и "Похождения бравого солдата Швейцмана" я получаю огромное удовольствие, работая со звездами: Олегом Филимоновым, Русланой Писанкой, Аней Ткач и Яшей Гоппом. На данный момент материал и коллектив полностью оправдали мои надежды. 

Larisa: Виктор, как вы считаете, что мешает развиваться украинскому кино и театру? Стало ли легче развиваться этим сферам культуры при послемайданной власти, скажите честно?

Виктор Андриенко: Кто играл, тот и играет в спектаклях... Кто ставил спектакли, тот и ставит… А кино и телевидение развиваются, независимо от политических перипетий. Требования продюсеров, режиссеров, операторов и актеров к самим себе и материалу часто весьма высокие, поэтому нам приходится конкурировать с высококачественной продукцией категории "А" иностранного производства. Очень сложно при минимальных бюджетах убеждать зрителя своим искусством, чтобы он голосовал кошельком за твой продукт.

Например, фильм "Микита Кожум'яка" был запущен в производство до событий 2013-14 года, но осуществился он уже после, благодаря появлению в команде молодого продюсера Дмитрия Белинского. Он собрал профессионалов, нашел в Украине инвестора, а не государственные средства, которые не только были потрачены на создание фильма, но и позволили фильму побить рекорды кассовых сборов в Украине, победить американские аналогичные форматы, а также быть конкурентоспособным в мировом прокате. Именно поэтому его оценили и оценивают в 25 странах мирах.

Tomas: Что могут и в силах сделать деятели искусства, в том числе актеры и артисты, чтобы вернуть умы тех жителей Донбасса, которые поддались пророссийским настроениям, которые сейчас оказались по ту сторону баррикад?

Виктор Андриенко: У нас на премьере "Одесса-мама-2, или Похождения бравого солдата Швейцмана" присутствовала одна женщина, муж которой погиб 2 мая в одесском Доме профсоюзов, и вторая, мужа которой боевики расстреляли в Луганске. После спектакля, уже у нас за кулисами, они обе благодарили и плакали.

Я в который раз убедился, что только люди искусства и культуры могут что-то сделать не только в Украине, но и в мире.

Valentyna: Вікторе, якими критеріями ви керуєтеся, коли погоджуєтеся чи не погоджуєтеся на ту чи іншу роль? Що може змусити Віктора Андрієнка сказати "так" режисерові?

Виктор Андриенко: Дякую за питання! Я вже казав вище про це. Не так важливо, чи це кіно, чи телебачення, чи театр, чи це комедія, чи трагедія, чи драма... Головне — повинен бути цікавий матеріал, який не принижує глядача, а також цікавою має бути концепція режисера.

Владимир Сальве: Удачи тебе Витя!

Виктор Андриенко: Дякую, получилося. Даю тобі красивого смайлика. :) Але вибач — не було такого ж, але з бровами. 

Serge Serge: Вікторе, я із задоволенням згадую Ваше "соло" у "Довгоносиках". І трошки з сумом — другорядні місця на російському ТБ. Мені прикро, що не бачу Вашої творчої сили повною мірою. У Вас відчуваються значно більші, в першу чергу, акторські можливості, творчі вибухи. Вас нема на екрані, на сцені. Дайте драми, дайте українському глядачеві гру. Дуже порожньо на київській сцені без Ступки. Нам потрібні Актори. Прямо зараз. У яких ролях ми Вас побачимо наступного разу? Що заважає розвитку українського театру зараз? Тільки не треба про гроші... Дякую. Чекаємо Вас на сцені... Привіт із Вест Індії.

Виктор Андриенко: Дякую за сильну віру в мою творчу наснагу та за велику довіру до мого призначення в соцреалізмі! На сцені неможливо замінити не тільки Богдана Ступку, але й інших акторів, яких уже немає з нами. Але вони залишили нам кадри, фільми та пам'ять про них та про їхні ролі в кіно і театрі.

Коли мене якось запитали: "Чого чекаєте від фестивалю "Молодість"-46?" Я відповів: "Молодості". Тому що я вважаю, що всі роки головним були молоді таланти. Їх багато: це видно по театральних антрепризах, по короткометражках та дипломних роботах майбутніх кінематографістів, по цікавих сценаріях, які я іноді читаю. Трохи шкутильгає ТБ, тому що в нього тільки одна "милиця" — Comedy Club. Хотілося б розширити цей горизонт, щоб не тільки зірки КВНу потрапляли на ТБ, а й молоді гарні актори. І я їх бачу в нових серіалах, нових фільмах, зараз хочеться побачити і в театральних виставах. Завжди казав, що хочу побачити нових Парджанових, нових Богданів Сильвестровичів, нових Іллєнків. І вони є і будуть. У мене велика віра в молодь — вона допоможе цій, хоча й давній, але молодій країні. Дуже хочеться, щоб завдяки юному шторму молода хвиля змила заскорузлих равликів та порожні мушлі на дно історії. Ну... як казали в "Шоу довгоносиків".

VladaM: Спектакль, который вы в апреле покажете в Киеве, называется "Одесса-мама". А для вас Одесса — мама? Торгуетесь ли вы на Привозе, когда там бываете?

Виктор Андриенко: У нормального ребенка есть мама, тетя, бабушка, крестная и даже прабабушка. И все его хотят кормить, одевать, и все знают, как его воспитывать. Одна из этих "бабушек" — это Одесса: она и мама, и бабушка, она все эти ипостаси в одном. Я приезжал работать в Одессу с 1978 года: сначала это было кино, потом — эстрада, теперь — театр. Но, независимо от этого, Одесса, как и любой город, — это не название, а его жители. Именно они создают энергетику, ауру города. Благодаря этим прекрасным людям я получил хорошее образование, воспитание, опыт и три раза, как Феникс, восставал из пепла своей автобиографии. Мне даже однажды сказали: "Ты хоть и украинец, но мы знаем, почему тебя взяли в Одесскую филармонию. У тебя еврейские глаза!". На что я ответил: "У меня не только еврейские глаза, но и еврейские взгляды".

Поверьте, будучи в этом Рыжем городе у моря, идя по улице, со мной меньше фотографируются и берут автографы, но больше, чем в каком-либо другом городе мира, увидев меня, улыбаются, здороваются и жмут руку, говоря: "Спасибо, шо ви есть!".

VladaM: Ваш любимый юморист среди современников?

Виктор Андриенко: Спасибо за вопрос. Шикарный вопрос. Я только не понял слово "юморист". Может, вы имели в виду автор, исполнитель, актер, режиссер? В этом слове — юморист — все эти профессии. Поэтому мне трудно ответить на этот вопрос.

Я могу сказать только одно: Жванецкий вечен. И чем дальше, тем вечнее.

VladaM: Вы родом из Запорожья, когда в последний раз были в своем городе? Правда ли что в Запорожье самый повышенный уровень радиации в Украине?

Виктор Андриенко: По поводу радиации в Запорожье — наверное, уровень ее очень повышен и влияет на творческий потенциал горожан. Если взять список всех известных культурологических людей, то большая их часть — выходцы именно из города Запорожье. И они живут не только в Украине, но по всему миру. Это не только актеры, продюсеры, режиссеры, операторы, а также скрипачи, джазмены и просто хорошие культурные люди, работающие в бизнесе. Не постесняйтесь заглянуть в Интернет, и вы меня поймете.

А в Запорожье я бываю, как минимум, раз в месяц, потому что, прежде всего, нельзя забывать свои корни. Я там получаю огромную энергетическую подпитку, особенно на острове Хортица. Кроме того, я обязательно прихожу и приношу цветы маме и папе. Не зависимо от того, приезжаю ли я в Днепр или в Бердянск, у меня в райдере всегда записано условие — выделить машину и время, чтобы я мог съездить в Запорожье к маме и папе. Когда человек перестает ездить на могилы своих родителей, тогда он перестает быть человеком.

VladaM: Как вы считаете, при знакомстве, должна ли женщина первая проявлять инициативу? Познакомились бы вы с дамой, которая сама бы сделала первый шаг?

Виктор Андриенко: Хоть скромность и украшает, но, если Вы в себе уверены, делайте — я Вас подожду. :)

VladaM: Во сколько лет был ваш первый поцелуй?

Виктор Андриенко: Во время поездки в Ригу в 1975 году в составе запорожской экскурсии школьников у меня было не только знакомство с прекрасной девушкой, но и поцелуй, после которого знакомство закончилось...

VladaM: Как кризис повлиял на вашу жизнь в быту? Хотели бы вы, чтобы к власти пришли другие люди? Есть ли такие в правительстве вообще?

Виктор Андриенко: Когда мне сказали: "А вот депутат Витренко в каком-то году говорила, что таких, как Вы, нужно отправлять на работу в Желтые Воды". Я ответил: "Артисты нужны везде".

Да как повлиял... как и на всех — как не был я ни народным, ни заслуженным, так и остался. Я уже стал шутить, что, наверное, еще не родился тот народ, который меня заслужил.

VladaM: Есть ли у вас какой-то ритуал перед выходом на сцену? Вообще насколько вы верите в суеверия? Предсказывали ли вам будущее когда-нибудь?

Виктор Андриенко: У нас есть ритуал перед спектаклем "Одесса-мама", причем неизвестно, кто его придумал, откуда он взялся, как это получилось. Мы за кулисами перед выходом на сцену, беремся за руки, громким шепотом говорим: "Раз, два, три, с Богом!" и идем работать.

По поводу суеверий — что Бог даст, то и будет. Человек предполагает, а Бог располагает. Поэтому, когда происходят какие-то неприятности, я принимаю их как должное — значит, что-то не то делаю.

Это же касается предсказаний будущего. Но... Как-то я спросил одного астролога: "Есть ли смысл мне, как режиссеру-постановщику, снимать фильм "Иван Сила"? Она спросила: "Это фильм для детей?" Говорю: "Да". Она сказала: "Идите и снимайте — этот фильм будет удачным и известным не только в Украине, но и во многих странах". Я пошел и снял. Сейчас я знаю, что его хорошо приняли в Болгарии, Польше. А Лесь Санин показал его в Канаде, и зритель даже аплодировал. Сейчас то же самое я спросил про "Микиту Кожум'яку", и она ответила то же самое. Последствия этого "астрологического проклятия" вы знаете и видите.

Меня сейчас просят снять новую детскую сказку. И ответ астролога был тот же. А уже о финале поговорим с вами через год...

VladaM: Вы — рабочая лошадка или везунчик по жизни? Что для вас везение? Верите ли, что в один момент человеку может свалиться на голову все и сразу? Вообще, верите ли вы в судьбу?

Виктор Андриенко: Кем я хотел быть, тем и стал. Везунчики — это те, кто со мной работают, потому что, как сказал Александр Роднянский мне: "Витюша, удивительно, но все проекты, в которых ты работал, были каждый в свое время удачны финансово и успешны в творческом плане". Когда мне на голову свалился Саша Цекало с предложением участия в "Большой разнице", это, наверное, была судьба. Судьба актера, которому в его родной стране показали "велику дулю з маком" на всех телеканалах. В связи с чем ему пришлось уехать на шесть лет и работать в другой стране, на другом канале.

Очень жаль, что, чтобы заявить о себе в Украине, почему-то нужно обязательно сначала из нее уехать, а потом вернуться и продолжать заниматься любимым делом. Наверное, судьба Украины.

VladaM: Российские актеры весной снова планируют начать активно гастролировать в Украине. Как считаете, возможно ли возобновление этой деятельности? И как вы вообще отнеслись к тому, что они перестали к нам ездить? Появилось ли больше работы?

Виктор Андриенко: Они продолжают ездить, но не все. Недавно Садальского не пустили. Он после этого заявил, что "не хочет ездить в нищую страну на заработки". Спрашивается: а чего ж тогда ты ехал, не "на заработки"? Башаров был в Харькове, Безруков собирается, если впустят… Если творческие люди не занимали конкретную позицию по Украине, если они платят налоги со своих спектаклей государству, если их произведения не пропагандистского направления, а общечеловеческого, то почему бы и нет? А на чей спектакль пойти — выбирает зритель. Не зависимо от того, какие звезды в Украину ездят, у нас на спектаклях "Одесса-мама" постоянный переаншлаг. Мы сами себе звезды. :)

VladaM: Телевидение очень любит проекты с продолжением. Если бы так случилось, что "Шоу долгоносиков" снова запустили на ТВ, как думаете, каким бы оно было?

Виктор Андриенко: Я считаю, что легче создать что-то новое, чем реанимировать старое. Как правило, это не всегда удачно. Посмотрите, как пример, новые шоу, фильмы — продолжение не всегда соответствует первоисточнику. Кроме разве что "Терминатор-2" или трех "Безумных Максов" с Мэлом Гибсоном. :)

VladaM: Недавно прошел первый день национального отбора на "Евровидение", следите ли вы за этим проектом? Если бы вас пригласили в жюри этого проекта, каким бы вы были судьей? Вообще, кто из сегодняшнего жюри вам импонирует? Джамала, Меладзе, Данилко?

Виктор Андриенко: Я считаю, что все члены жюри — профессионалы, с опытом работы, по-доброму относятся к исполнителям, они ищут таланты. А таланты там есть, особенно если посмотреть на потрясающих ребят из Беларуси.

И респект Сереже Притуле, который очень достойно исполняет роль ведущего, не выпячивая себя, а акцентируя внимание на исполнителях. А у меня другая профессия, поэтому я не сижу в жюри "Евровидения" — я "сижу" в другом телепроекте другого "видения".

VladaM: Читала, что вы сейчас снимаетесь для какого-то нового проекта, расскажите, если можно, что это за проект? Что вам там придется делать? С какой тематикой он связан?

Виктор Андриенко: К сожалению, я не имею права сейчас говорить о проекте в связи с конфиденциальностью и контрактом, который я подписал. Но он будет интересным, неожиданным — вам понравится.

VladaM: Случались ли у вас ситуации, когда вы забывали текст на сцене? Как в таких случаях реагируете?

Виктор Андриенко: Вы знаете, в такие ситуации я не попадаю. Наоборот, мне говорят, что премьеру я играю так, будто у меня уже третий или четвертый спектакль.

Елизавета Гальперн: Скажите, почему наши актеры мужского пола, ровесники зарубежных актеров, так отвратительно выглядят? Посмотрите на актеров Запада, которым 50+: Киану Ривз, Бред Питт, Роберт Дауни мл., Шон Бин и сотни других. Неужели наши артисты настолько расслабились и так не уважают зрителя, что не хотят потратиться на спортзал и пару раз сходить в салон, чтобы подтянуть свой внешний вид, а также нанять стилиста, чтобы не выглядеть колхозно? Лиза, Киев.

Виктор Андриенко: Мы снова говорим о выборе. Каждый выбирает то, что считает нужным. Кто-то считает, что нужно похудеть, кто-то — что нужно быть стильным... Зарубежные звезды понимают, что есть очень большая конкуренция. Если даже известный актер играет в мюзикле на Бродвее уже много лет, выходя на сцену каждый день, он относится к себе требовательно, потому что знает: если он не сможет нормально спеть или сыграть, то его быстро заменят другим актером. Поэтому зарубежным актерам нужно постоянно держать себя в форме, независимо от того, есть у них деньги на спортзал и стилиста или нет.

Когда-то американские актеры рассказывали мне, что, будучи молодыми, они вдвоем снимали комнату и весь день проводили, занимаясь танцами, вокалом, актерским мастерством и кастингами. И все эти "факультативы" были за отдельные деньги у отдельных репетиторов. То есть они изначально знали, что такое конкуренция, и что нужно не только следить за собой и своим внешним видом, но и работать.

А когда человек перед выходом на сцену выпивает пару стаканов водки, закусив их чесночком, и это все во время спектакля несет в первый ряд, то это вам, зрителям, надо решать — будете вы платить за спектакль с участием такого актера, пойдете ли на его фильм, получит ли рейтинги сериал... Может, тогда актер задумается и что-то изменит. Но часто это заканчивается тем, что актер спивается, ища проблемы не в себе, а в ком-то другом. К сожалению, я знаю много таких примеров.

Так что, зритель, вам выбирать...

Sophia Rahmanina: ПанеАндрієнко! Як успішна людина, чи вважаєте Ви себе достатньо розумним? Хоча б для того, щоб визнати свою неправоту беззаперечно перед колегами, близькими, родичами, журналістами тощо?

Виктор Андриенко: Якщо я в чомусь винен, то щиро можу, не залежно від того, людина займає високу чи низьку посаду, це мій родич чи стороння людина, підійти і вибачитися. І це буде дійсно щиро, без понтів чи якоїсь пози. Але тільки в тому разі, коли я дійсно вважаю, що неправий. Якщо людина вважає інакше, то я не буду її переконувати у зворотному. Іноді бувало, що мене звинувачували в таких ситуаціях, до яких я взагалі не мав стосунку. І я не міг довести людині свою думку. Тоді вмикався час. Та за рік, два, п'ять правда виходила на поверхню. І тоді людина вибачалася переді мною.

Ilia Osipov: Виктор, я слышал в одном из Ваших интервью, что лучшим Вашим проектом является "Шоу долгоносиков". Считаете ли Вы участие в нем вершиной своего таланта, или же надеетесь достичь большего?

Виктор Андриенко: "Шоу долгоносиков" — это одна из моих работ, где сошлось все: идея, форма, прекрасный коллектив, мое воплощение. Там никто никому не мешал. Это был продукт конкретной формы и своего времени. Аналогично можно сказать о моих других работах в кино и на ТВ. Каждая из них в свое время была успешной: "Большая разница", "Велика різниця", "Комедийный коктейль", "Дружная семейка" и др.

Jue Allè: Многие люди, отзываясь о Вас, говорят, что Вы грубый, жесткий и холеричный. Что с Вами невозможно работать. Можете ли Вы это опровергнуть? Или откуда о человеке с таким огромным талантом столько неприятных отзывов? Юлий, интернет-журнал "Гофман"

Виктор Андриенко: Если люди обо мне так говорят, а я буду утверждать другое, то мои попытки оправдаться будут тщетны. Я могу сказать о себе проще: я требователен ко всем в работе, а к себе — умножьте эту требовательность на 150%. Я считаю, что, если человек, придя в съемочную группу, назвал себя актером, оператором и т.д., я не должен рассказывать ему о его профессии, а он должен выходить на площадку и работать. Если же человек не соответствует той профессии, о которой он заявил раньше, то мне проще его заменить на более компетентного, чем доказывать и ругаться с ним по данному поводу. Или же самому заменить его, чтобы спасти ситуацию.

Так было в фильме "Иван Сила" — я уволил трех вторых режиссеров и нашел среди съемочной группы ассистента по актерам, который чудесно их заменил. Сейчас этот человек считается одним из лучших вторых режиссеров.

Если человек выходит на сцену и после этого получает от меня, как члена жюри конкурсов или КВНов, замечание и начинает оправдываться, что он не актер, а юрист, то я его спрашиваю: "А зачем тогда вы вышли на сцену? Зачем вы унижаете себя и зрителя своим присутствием?".

Аналогичное отношение у меня и к журналистам, и к режиссерам, и к продюсерам.

Возможно, из-за этого меня называют теми словами, которые вы сказали выше. Я вам, Юлий, посоветую расширить круг оппонентов, чтобы больше узнать информации обо мне, потому что мне себя хвалить или ругать как-то глупо и некорректно. Но, поверьте, если я считаю, что я в чем-то не прав, я это признаю. И если я вижу, что человек — профессионал в своем деле, я всегда буду рад его успехам, не зависимо от того, конкурент он мне или нет. Как я радуюсь за успехи своих друзей.

Ольга Трухачева: Виктор, планируете ли Вы снимать кино дальше? И в каком жанре Вы бы хотели поработать, как режиссёр?

Виктор Андриенко: Уважаемая Ольга Викторовна, Вам, как моему менеджеру, интересно знать, чем я буду заниматься в этой жизни. Но, пожалуйста, не мешайте мне общаться с простыми людьми. Вы и так знаете, что я собираюсь снимать детскую сказку, и что, в принципе, мне все равно, в каком жанре работать.

Фото Инны Соколовской


© 2006. Все права принадлежат Виктору Андриенко
Сайт сделали добрые люди в студии