Публикации

15.07.2017 | Юрий Сомов | ОБОЗРЕВАТЕЛЬ

Главный "долгоносик" Украины о жизни и илюзиях.

- О вас чаще говорят, как о "комедийном актере" или, по крайне мере, связывают с юмором. Как вы относитесь к этому? Вас это не оскорбляет?

- Комедийный актер - это имидж хороший, благодарен тем людям, которые так меня воспринимают. Потому что комедийный актер может сыграть комедию, трагедию, драму. Когда же обо мне говорят "комик" - это не про меня.

Комик - это для меня ограниченный формат артиста. Есть множество комиков, но Чаплина - не считаю комиком. У него более широкая актерская палитра. Поэтому даже когда слышу про себя "лучший комик" - мне это не нравится.

- Ваша палитра насчитывает много серьезных ролей, а начинали вы и вовсе каскадером.

- Каскадерской профессией занимался, чтобы быстрее попасть в кино, плюс хорошее подспорье к студенческой стипендии, которой иногда не было (улыбается).

Каскадер - это очень жесткий хлеб, не пирожное. Хлеб потом и кровью. Это не значит, что мы "убивались" в кадре по-настоящему, за всю карьеру каскадера у меня не было ни одной травмы на съемочной площадке, хотя экстремальные ситуации были - никогда не знаешь, как налетит на тебя машина, как упадет под тобой лошадь на "подсечке"...

Очень сложный был хлеб, но и добиться его было нелегко, потому что вначале ты ничто - тебя никто не знает, не принимает. А когда достигаешь уважения и популярности как каскадер - начинается вторая проблема: доказать всем, что ты не только каскадер, но и профессиональный актер. Ведь даже в театр меня сначала взяли каскадером и лишь позже - перевели в актерскую труппу. Вот такая судьба.

Но 15 лет каскадерства не зачеркнуть - это долгое время очень трудоемкой работы во всесоюзной группе каскадеров. Постоянное творческое взаимодействие с режиссерами, операторами и со многими известными актерами того времени – не прошли даром.

- На сегодняшний день у вас более 100 сыгранных ролей. Есть та роль, которую хотелось сыграть, но не пришлось?

- Была одна роль, которая мне казалась неожиданной и очень интересной (улыбается). Нужно было сыграть... гориллу. При этом я работал с техническо-трюковой командой из Германии, которая создала костюм главного героя для первых фильмов о "Робокопе". Съемки планировались на Филиппинах.

Помню, интенсивно готовился - каждый день висел по полчаса на пальцах рук с подтянутыми ногами, как горилла. Из-за трагедии с режиссером съемки отменили. Очень жаль, что в кино этот шикарный образ гориллы так и не сыграл.

Еще одна кинороль, которая осталась в архивах – это персонаж инспектора Лестрейда с большими пышными усами (смеется). Это главный герой не вышедшего фильма "Безумные макароны". Из всех ролей больше всего сожалею об этих двух - уж очень много времени и сил было потрачено.

- Сегодня вы также занялись режиссурой и в Украине вышла, пусть анимационная, но уже вторая ваша довольно успешная работа – "Никита Кожемяка". Перед этим был художественный фильм "Иван Сила". Насколько сложно реализовать в Украине масштабный и успешный проект?

- Это очень сложно. Прежде всего нужны огромное желание и опыт. После "Никиты Кожемяки", где я работал режиссером анимационных сцен, начал разрабатывать новый проект под рабочим названием "Козак и Мольфар". Это историко-мифологическая сказка. Проекту уже два года и он постепенно дорабатывается.

За сценарий фильма мы с моим соавтором Еленой Шульгой на Международном конкурсе "Коронация слова" получили первое место. Он был подан на 10-й питчинг Госкино, однако на защите проекта для госфинансирования нас спросили: почему мы просим для съемок такую большую сумму? Был бы доллар по восемь гривен - просили бы меньше (пожимает плечами).

Когда мы подаем проект на питчинг - просчитывается все. Мы отдаем сценарий профессионалам: художникам по гриму, по костюмам, каскадерам, специалистам по спецэффектам. Учитывается все, вплоть до аренды лошадей. Об актерах мы даже не задумывались, у нас нет каких-то суперзвезд, есть шикарные актеры, а не рвачи. Василий Вирастюк и Богдан Бенюк, кстати, в "Иване Силе" работали бесплатно - это было их решение, потому что фильм снимался для детей.

Кроме того, Госкино всегда проверяет, на что уходят деньги.

- Фильм "Иван Сила" не исключение?

- После съемок было три проверки Госкино. 

Фильм показываем детям уже 4 года. Я удивлен тому, что дети в середине фильма аплодируют. Лесь Санин показывал свой "Поводырь" и фильм "Иван Сила" в Канаде и Америке. На мой вопрос, как реагируют зрители, ответил: "На моем фильме все плачут, а на твоем аплодируют".

Но, несмотря на это, мы не выиграли 10 питчинг. Жаль, ведь имея опыт таких лент, мы бы подарили детям и взрослым прекрасную киносказку.

- Что думаете о языковых квотах на украинском телевидении?

- Друзья мои, для того, чтобы привить культуру детям - ее нужно внедрять аккуратно. Нельзя перевирать, нельзя перегибать, понимаете?

Я считаю, что тот украинский язык, который был раньше, которому учили в театральном институте меня, Василия Бендаса, того же Богдана Бенюка (ведь мы тогда пришли в институт с запорожским суржиком, как я, или с акцентом Ивано-Франковщины (смеется)) – был самым правильным, настоящим и красивым. Преподаватели сценической речи и актерского мастерства давали общий украинский язык. У нас не было "штрикавок", "дрібноживцезнавців"...

Возьмите сочинения Марко Вовчок, Леси Украинки - мы говорили именно этим языком. Почитайте, там нет сегодняшних странных слов. Поймите, если люди так говорят в каком-то из сел, это не значит, что это слово должно быть приемлемо для всей Украины.

Давайте читать произведения литературных мастеров прошлого и учить язык, на котором писал тот же Панас Мирный и которым говорил Грушевский. А если мы будем внедрять сейчас эти слова… "Штрикавка", ну что это за слово? Не понимаю. А "наживо"?  Всегда был "прямий ефір" – это телевизионный термин, определяющий формат.

Мой учитель всегда говорил: "аби чудніше". Фильмы мы иногда снимаем "аби чудніше", и в парламенте "аби чудніше" выступаем.

- Ваш фирменный суржик "довгоносиків" был просто фишкой программы?

- Суржик был только в начале, после института. Мне пришлось 10 лет работать на русском языке, я стал путаться, забывать слова, так суржик и появился в шоу. Но в последних программах уже говорил на украинском, потому что более лиричного и юмористического языка не знаю. Послушайте как потрясающе переозвучивают на украинский язык американские мультфильмы, например те же "Тачки" или сериал "Альф".

- Стоит упомянуть интересный факт, что этот самый суржик сыграл с вами злую шутку, не так ли? На праздновании своего 60-летия режиссер Роман Балаян попросил вас вести вечер именно на фирменном суржике. И тогда вас в очередной раз укорили в незнании языка.

- Нет, тогда мне просто не дали заслуженного артиста Украины. Сказал об этом тогдашний министр культуры (Богдан Ступка, 2001 год - ред.). Все проголосовали "за", а он и еще какой-то писатель из Львова решили в связи с тем, что Андриенко не знает украинского языка, не давать ему заслуженного. Два голоса против остальных. И это я заслужил тем, что они оказались на вечере Романа Балаяна. В зале присутствовали актеры и гости из Украины и России, поэтому Роман Гургенович попросил говорить на всем понятном суржике. Вот и выполнил волю виновника торжества.

- Как вообще относитесь к этим званиям? "Заслуженный", "народный"?

- В "Шоу Довгоносиків" мой персонаж говорил: "Не народився той народ, що мене заслужив!" (смеется). Как-то во Львове мне сделали замечание: "Вікторе, ви мабуть погано знаєте українську мову?!". Ответил им: "Я краще знаю українську мову, ніж народні артисти України - Басков та Кіркоров!"

- Раз затронули тему ограничений, что думаете о запрете российского продукта в Украине: кино, артисты…

- Снова-таки, как и в любом деле, нельзя перегибать палку. Нашли повод запретить "Иронию судьбы", но ведь это наша история. "Гараж" - вообще считался  антисоветским фильмом, одна только фраза Буркова: "Я за машину Родину продал" чего стоит. "Осенний марафон" фильм что, плохой? Вы чего? Это история кинематографии, которую не надо забывать.

- Все эти события как-нибудь отразились на отношениях с вашими российскими коллегами?

- Ну, в чем они отразились? В том, что я туда не еду, они сюда не ездят. А так они звонят, и я им звоню, общаемся. Но со мной никто не ругается, никто, слава Богу, не лечит, как мне нужно здесь перестроить жизнь и общество. Они понимают, что это бессмысленно, у меня есть выбор, и я сам решаю. Недавно я им сказал одну фразу: "Время - лучший доктор". Что здесь поделаешь, придется с этим жить.

- В одном из ваших шоу запомнился эпизод, в котором вы заметили: "Іноді так тепло на душі, особливо коли у сусіда хата горить". Сегодня действительно много говорят о том, что меняется страна, люди, менталитет. Вы замечаете это? Уходим ли мы от того образа украинцев из вашей передачи?

- Меняется молодежь. Как китаец, знаете, он либо улыбается, либо ненавидит. Так у нас и молодежь сейчас либо разумная, интересная и думает о перспективе, либо на многих можно сразу поставить крест. Еще больше я был удивлен, насколько у нас интересные, умные дети и сколько в них желания что-то сделать в нашей стране. Да, существует жадность, воровство, коррупция, но поймите, нет в гробу карманов.

Надо менять психологию, менять себя. К сожалению, многие не понимают этого, они хотят жить по-старому. Ну хорошо, "наколядували" они сейчас кучу денег, но ведь это не принесет им радости, поверьте. Надеюсь, все поменяется.

- То есть верите в то, что Украина - страна с большим потенциалом?

- Страна с огромным будущим, но это все почувствуют не сегодня. Сейчас просто очень сложно, много людей на фронте и многие об этом забывают. Очень не хочется, чтобы этих ребят, которые там сейчас на передовой, постигла судьба бывших афганцев.

- Если бы у вас была возможность задать вопрос украинцам, что бы спросили?

- Я бы спросил: "А вы думали о том, где бы вы хотели быть похоронены?". Вот задайте этот вопрос каждому. Не все ответят "рядом с родителями", а вот это и есть патриотизм, понимаете? Вот вы думали, где хотите завершить свой жизненный путь? В Америке, Англии или рядом с предками под Винницей? Дело в том, что никто ведь не задумывается об этом.

 

 

VIII ОМКФ 2017

Одесса кино будущего...


© 2006. Все права принадлежат Виктору Андриенко
Сайт сделали добрые люди в студии