Публикации

16.02.2006 | Беседовал Александр КЛЮЧКО | «Новый день», Харьков

«Я не делаю того, что мне не нравится»

Люди, выступающие с экрана телевизора, кажутся близкими и хорошо знакомыми. Встреча с ними в реальной жизни часто приносит разочарование, ведь мы отождествляем актеров с их экранным образом, а в биографиях ищем сходство с судьбами полюбившихся нам персонажей. И очень редко бывает, что при «живом» общении проявляются давно знакомые черты любимых экранных героев. Заразительный юмор, доброта — вот то, что роднит актера Виктора Андриенко и тех персонажей, которым он подарил экранную жизнь. А их у Виктора Николаевича не один десяток. Поэтому с первых минут общения меня не покидало ощущение, что разговариваю я с хорошим знакомым.

— Виктор Николаевич, вы довольно часто бываете в Харькове. С чем это связано?

— Мой первый приезд в ваш город был связан с «Шоу довгоносикiв». Харьков стал первым городом, где «довгоносики» были показаны на театральной сцене. Зрители очень хорошо приняли сценическую версию шоу: в театре имени Шевченко был аншлаг, люди даже висели на люстрах (смеется). Здесь я познакомился со многими интересными людьми, с которыми приятно общаться. Постепенно дружба с харьковчанами переросла в удачное сотрудничество. И я приезжаю к этим людям — моим друзьям. Каждый мой приезд меня не покидает чувство, что возвращаюсь в прекрасную пору детства и юности. Ведь любая встреча с хорошими друзьями помогает вспомнить приятные моменты жизни.

— Кем вы мечтали быть в детстве?

— Я с детства хотел быть актером. Это желание вызывало смех у моих школьных учителей. Смех был издевательским, но в то же время меня постоянно приглашали защищать честь школы на каких-то конкурсах, фестивалях. И когда этот конфликт сильно обострился, я вынужден был уйти из школы. В 17 лет пошел работать монтировщиком сцены в запорожский театр и учился в вечерней школе. Параллельно с работой в театре занимался в драмкружке у прекрасного педагога Веры Давыдовны Афанасьевой. Я считаю себя ее учеником и учеником Бориса Петровича Ставицкого, на курс которого поступил в 1976 году. Кстати, Борис Петрович окончил Харьковский театральный институт и учился на знаменитом курсе вместе с Лесем Сердюком и Леонидом Быковым. Проучившись четыре года, я полностью разочаровался в театре. Мне стало неинтересно.

— Что повлияло на ваше желание вернуться в театр?

— Это произошло еще в институте. Я с 1978 года начал работать в кино каскадером и за пять лет снялся в более чем 60 фильмах. В пяти из них сыграл и как актер. Здесь мне очень повезло: я снимался у Хейфица в «Шурочке», затем в «Острове сокровищ», где сыграл сразу две роли — Билли Бонса и капитана Смоллета. Потом мне повезло еще раз, я попал в театр эстрады Виталия Малахова. Этот театр поразил меня, там я увидел неожиданную режиссуру, труппу, в которую входили актеры разных школ, различного темперамента, но все они работали на одну большую идею. Я остался там работать и жить. Жить мне, правда, было негде, и я поселился в кабинете Малахова, заодно ночью сторожил театр, а днем работал на репетициях, спектаклях. Воспитанников этого театра теперь знают все — это Толя Хостикоев, Саша Игнатуша, Толя Дьяченко (к сожалению, уже покойный), Валера Чигляев, Алик Левит. В 1983 году мы получили за свой спектакль пять призов фестиваля самостоятельных работ и 20 выговоров от Министерства культуры, потому что спектакль был создан без их ведома. Еще мы получили большое количество положительных рецензий в московской прессе. А тогда это было как пропуск. С такими рецензиями можно было поступать на работу в любой московский театр.

— Почему вы не воспользовались этой возможностью и не переехали в Москву? Ведь об этом мечтают многие актеры.

— В московские театры мы не стремились, а в нашем все стало неинтересно, даже стандартно. Поэтому мы с Аликом Левитом и Валерой Чигляевым ушли оттуда и создали свой театр «Гротеск». Им руководил Илья Ноябрев. Вскоре, правда, он создал свой театр «Шарж», туда пришли Саша Цекало и Лолита, а мы остались в «Гротеске». Некоторое время я работал в Киеве. Правда, потом все-таки вернулся в Одессу, в «Шарж». Со временем и в этом театре мне стало неинтересно, и я ушел в никуда.

В это время кино в Украине, перед тем как умереть, сделало большой рывок, я снялся сразу в пяти картинах. Тогда у меня появился опыт режиссуры, хотя режиссерские работы были у меня и до этого. Я работал постановщиком трюковых сцен, а это второй режиссер на площадке. Одну из первых моих постановок вы наверняка видели. Это известная сцена первой драки в «Острове сокровищ».

Однажды Виктор Приходько предложил: «Витя, будь режиссером программы о кино». — «Но я не умею» — «Ничего, научишься». Так я стал режиссером и журналистом и сделал 45 программ о кино.

«Довгоносики» были убыточными

— Виктор Николаевич, а как возникла идея, пожалуй, самого любимого зрителями «Шоу довгоносикiв»?

— Началось все с того, что вместе с другом мы создали студию «Автор». Делали заставки для РТР — они, кстати, вошли во французский каталог лучших реклам мира. В феврале 1996 года мы сняли новые приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона и не знали, что с ними делать. Просто так сняли, для себя. В этот момент Виктор Приходько и Валентин Опалев предложили совместно создать «первый украинский сериал «Шоу довгоносикiв». На вопрос: «Почему долгоносиков?» мне ответили: «Потому что у них длинные носы!» Так были созданы две программы «Шоу довгоносикiв», куда вошли и готовые серии о Шерлоке Холмсе. И 18 мая мы взорвались! Каждую неделю в эфир выходила новая программа. Мы делали их, получая огромное удовольствие, не зная ни сколько мы будем получать, ни кто их будет смотреть, — просто работали для себя. Финансовой основой для этой работы служили другие программы, которые мы делали параллельно и которые приносили деньги — про кино, для женщин, музыкальные передачи на радио. А «довгоносики» были убыточными, поскольку нам за них никто ничего не платил. Более того, программа многих раздражала. После ее появления Украина сразу разделилась на два лагеря — тех, кому нравилось, и тех, кому нет. И чем больше раздражались одни, тем больше плюсов находили другие.

Так, одна из зрительниц призналась: «Я ненавидела ваших долгоносиков. Но однажды, когда я гладила, руки были заняты, поэтому не могла выключить телевизор. Оказывается, вас нужно слушать».

— Почему «довгоносики» прекратили свое существование?

— Изменилось время. Можно было бы и сейчас показывать «довгоносикiв», но их время уже ушло. Я пытался показать несколько новых серий своим знакомым. «Сейчас это шоу стало очень грустным и очень ностальгичным», — сказали они после просмотра. Искреннего смеха эти герои уже не вызывают. Они смешные, но смех получается сквозь слезы.

Я в ответе за тех, с кем работаю

— Рассказывая свою биографию, вы часто говорите: «Стало неинтересно». Вы всегда занимаетесь только тем, что интересно?

— От всего, что я делаю, я получаю удовольствие. Я не делаю того, что мне не нравится. Могу, но не хочу.

— Если бы вам представилась возможность вернуться в прошлое, вы бы что-нибудь изменили в жизни? Вам ведь много раз предлагали переехать в Москву, участвовать в новых интересных проектах, таких как «Норд-Ост».

— Саша Цекало предлагал мне работать в «Норд-Осте», и меня, в отличие от других, брали «без экзаменов». Но я отказался, потому что пришлось бы менять всю свою жизнь. Работая в Москве, надо забыть обо всем, забыть сразу всех — от дальних родственников до детей и жены: там будет не до них. Я не могу пойти на такую жертву. Я этого не хочу, ведь я в ответе за всех близких мне людей. Если я начинаю проект, я беру ответственность за тех, кто работает со мной. И если их будут унижать, то я буду рвать за них глотки. Правда, от них я тоже буду требовать качественной работы. Сейчас приходит новое время, время профессионалов. Поэтому мне гораздо легче взять человека, которого я знаю, ведь от его работы зависит мой проект, то, к чему я 30 лет шел. Может быть, это неправильно, по современным меркам, но наверное поэтому в свои 46 лет я не чувствую себя до конца востребованным.

Серьезное делать легче, чем смешное

— Каждый проект — это этап в жизни режиссера. Чем занимаетесь сейчас?

— Недавно закончил работу в восьмисерийном историческом сериале «Присяжный поверенный», в нем сыграл одну из главных ролей. Сейчас работаю в комедийном проекте «Весела хата». Как-то, когда у меня было свободное время, я придумал этот проект, и не только играю в нем одну из главных ролей, но и выступаю в качестве режиссера проекта. В приграничной зоне в Украине стоит небольшое кафе «Веселая хата». В нем всегда полно посетителей — дальнобойщики и постоянные челноки, обреченные на провал инвесторы, звезды шоу-бизнеса и неистребимые сотрудники «канадских компаний». Скучно в этом кафе не бывает ни хозяевам, ни посетителям. Думаю, что не будет и зрителям, ведь в сериале заняты прекрасные актеры: Николай Луценко («Миколина погода»), Игорь Тимошенко («золотой голос» «Гала-Радио»), Владимир Комаров, Георгий Делиев («Маски-шоу»), Анатолий Дьяченко (одна из последних его работ), Гарик Кричевский, Ани Лорак и многие другие.

— Как вам удалось собрать в одном проекте такое количество звезд?

— Это все мои друзья. Я благодарен своей профессии, которая дала мне возможность работать со многими людьми в театре и кино. Профессия помогает в жизни. Когда придумал сериал, то позвонил своему постоянному автору Гарику Кону и говорю: «Надо написать 12 серий» — «Я занят в Москве», — был его ответ. Я предложил поработать для себя. И Гарик — а мы с ним работаем с 1985 года — согласился. Самым сложным было найти деньги на сериал. Я благодарен руководителям телекомпании «Уника-ТВ», которые помогли мне в поисках. Сегодня отснято 12 серий. И мы приступаем к 12 следующим.

— Это задумка, которой вы будете заниматься в ближайшее время?

— Задумок есть много, но говорить о новых комедийных проектах пока не буду. Думаю, что все они должны пройти.

— Вам никогда не хотелось снять что-либо серьезное, не комедийное?

— Считаю, что серьезное делать легче. Смешное — гораздо сложнее. И те, кто с этим столкнулся, это знают. Снимать комедии — трудное, неблагодарное дело. Ведь многие считают, что комедийные сериалы — это низкий уровень, и надо заниматься только серьезным кино. Например, про ментов. Но вспомните рейтинги «Каламбура», «Масок», «Довгоносикiв», «Комедийного квартета»! Время показало, что такие сериалы необходимы. И кто-то же должен их делать. Я стараюсь делать добрые и ироничные работы. Ведь делаю их для людей, и спасибо, что их смотрят.

Всем своим друзьям, всем харьковчанам я желаю не терять надежды и более иронично и философски смотреть на собственную биографию. Иначе сойдешь с ума.

16.02

© 2006. Все права принадлежат Виктору Андриенко
Сайт сделали добрые люди в студии