Правдивые истории

01.04.2010 | Аркадий Гарцман | Виктор Андриенко

Макароны, туника и яйца

В 1992 году классик отечественной мультипликации, режиссер Давид Янович Черкасский («Капитан Врунгель», «Остров сокровищ», «Айболит») начал снимать полнометражный фильм «Сумасшедшие макароны», в котором были задействованы актеры и анимационные персонажи. Актерский ансамбль подобрался роскошный: Армен Джигарханян, Семен Фарада,  Мамука Какилашвили, Александр Филиппенко, Эрнст Романов, Дуся Германова, и украинские актеры: Валерий Чигляев, Анатолий Дяченко, Владимир Чигляев, Николай Гудзь. К сожалению, из-за банкротства киностудии «Славута» и неразберихи с многочисленными спонсорами, фильм, снятый почти на 80%, не завершили.

Большая часть съемок проходила в Большой Ялте. Вообще, первоначально картина называлась «Макароны смерти». Поэтому, когда в купе поезда «Киев-Симферополь», увозящего меня на съемки, симпатичная попутчица спросила о роде занятий, я сказал, что работаю в секретной лаборатории, где изготавливают отравленные пищевые продукты (да вот, хотя бы, те же макароны!) для устранения шпионов и диверсантов. Попутчица заразительно смеялась. Не до смеха ей стало, когда, выйдя на перрон, она заметила встречающего меня шофера киногруппы. Тот держал в руках табличку «Макароны смерти». На мое галантное предложение подвезти до Ялты, попутчица ответила испуганным отказом. 

Действие фильма разворачивалось в разных временных эпохах и географических точках: на пиратском корвете, в замке английского лорда, в древнем Риме, в эпоху Пунических войн, в Одессе эпохи гражданской войны и т. д. Довольно часто мы ездили на съемки в Артек. Там стоял пиратский корвет, среди декоративных насаждений на многочисленных дорожках и тропинках легко было снимать древнеримскую природу и сцены погонь. За один съемочный день мы успевали побывать в нескольких эпохах. Однажды, зная, что в съемочном эпизоде мне предстоит быть римским центурионом, я вышел из гостиницы и сел в машину в римской тунике, под которой были только спортивные трусы.

И вот он долгожданный эпизод, в котором меня мультперсонажи забрасывают сырыми яйцами. Один дубль, второй, третий. Когда Давид Черкасский наконец-то скомандовал: «Стоп! Снято!», я был весь с ног до головы в желтках, белке и яичной скорлупе. Если бы кто-то догадался замерить количество этого продукта на моем теле, я был бы занесен в Книгу рекордов Гиннеса. А из яиц, соскобленных с моей безвозвратно испорченной туники, можно было приготовить яичницу для пары-тройки пионерских отрядов, не обидев при этом и вожатых. Нужно ли говорить, что тело мое после такого яйцеметания требовало долгой и тщательной помывки.

В общем, выхожу я довольный и раскрасневшийся из душа в спортивных трусах, а съемочная группа уже уехала. Позже выяснилось, что один умник сказал режиссеру, будто я решил остаться в Артеке у друзей. Проклиная все на свете, в одних трусах и шлепанцах, без копейки в кармане, которого на трусах и не было, карабкаюсь полчаса из Артека наверх к шоссе, потом объясняю старичку-водителю троллейбуса, что из теплых вещей у меня только трусы и можно ли довезти меня в таком виде бесплатно до Ялты? Вид у меня, наверное, был очень плачевный, и водитель, вздохнув, согласился. Уже в Ялте, выйдя на троллейбусной остановке, умоляю уступить мне очередь у телефона-автомата, который в эпоху ввода в Украине купонов и отсутствия жетонов работал бесплатно.

И вот собравшиеся на пятачке перед автоматами нормально одетые люди, затаив дыхание, слушают, как явно ненормальный мужик в одних трусах злобно орет в трубку: «Я в пиратский корвет лез? Лез! Замок лорда охранял? Охранял! В Пунической войне участвовал? Участвовал, и был массовкой ранен! А вы после того, как меня в древнем Риме яйцами забросали, даже ждать не захотели! Это хамство! Завтра в Одессе с Сонькой Золотой ручкой работать не буду из принципа, и вместо одноногого Сильвера с мачты падать не буду!»

«Да, — присвистнул кто-то за спиной, — да по нему психушка плачет!»

Не успел этот кто-то вспомнить о психушке, как раздается визг тормозов, и рядом со мной останавливается фургон с красным крестом. А теперь попробуем увидеть происходящее глазами людей, столпившихся вокруг мужчины в трусах, то есть, меня.

Из машины вышли двое здоровяков в белых халатах и маленький бородатый врач.
— Здравствуй, Витенька, — вкрадчиво обращается ко мне врач. — Что ты здесь делаешь?
— Здрасьте, товарищ майор — отвечаю я. — А чой-то я вас сегодня во дворце у сенатора не видел?
— Так я же только на пиратский корвет выписан.
— То-то я всех спрашиваю: «Где Ухо?», а никто не знает.
— Тоже мне Ван Гог, — съехидничал кто-то из зевак.
— Витенька, может, тебя подвезти? — воркует белохалатник.
— Подвезите. Буду рад.

Стоит ли говорить, что одним из людей в белом был постоянно снимающийся у нас в эпизодах майор медицинской службы Степан Петрович Ухо?

Когда оба белохалатника подсаживали меня в фургон, я успел услышать: «Вот страна, блин! Как такси поймать, так фиг вам! Даже и не надейся! А как человека в дурку отправить — так сию секунду!».

Шел суровый, но нескучный 1992-й год.

Сентябрь 2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ
Сентябрь 2017
КОМИК НА МИЛЛИОН

© 2006. Все права принадлежат Виктору Андриенко
Сайт сделали добрые люди в студии