Публикации

15.05.2008 | Наталья Кряж | http://www.tv-park.ru/home/issue/

ВИКТОР АНДРИЕНКО: СПЛОШНАЯ МИСТИКА

- Сейчас в молодежной среде множество всевозможных течений. Вы в свое время к какому-либо примыкали?

- Тогда жизнь была другая – в почете были занятия спортом. Я занимался самбо, дзю-до. Научился правильно падать - мне это потом помогло в кино, когда стал каскадером.

- Проблемы с учебой в школе были?

- Как у любого нормального человека. А в начале первой четверти десятого класса я ушел из школы, пошел работать в театр и поступил в вечернюю школу.

- А в школе в каких-то КВНах участвовали?

- Тогда не было КВНов, были мероприятия, в которых надо было стихи почитать, что-то нарисовать – стандартные варианты. Сейчас желание стать звездой не вызывает косых взглядов, а в советское время, когда говорили «хочу стать артистом», это считалось патологией. Все смеялись – ни космонавтом, ни коммунистом, а артистом!

- Что же вызвало у Вас такую тягу к этой профессии?

- Не знаю. Так получилось, с третьего класса начал выступать, участвовал в драмкружке – на Новый год по два спектакля в день в течение двух недель школьных каникул. И так было до конца школы, в том числе и вечерней. Это как-то сказалось.

- А что мужчину толкает на такую небезопасную профессию как каскадер?

- Если говорить о моем времени, тогда все хотели быть как Бельмондо, как Гойко Митич, самому на своей шкуре испытать то, что испытывает твой любимый герой. И получилось так, что в кино я попал благодаря каскадерскому искусству. Тогда еще было модно быть каскадером.

- Страшно никогда не было?

- Страшно всегда, не страшно только сумасшедшим. Нужно все просчитать, продумать, доверять партнерам - по-другому не выживешь.

- На Ваших глазах какие-то несчастные случаи происходили?

- Нет, у нас была хорошая команда – Всесоюзная группа каскадеров, куда входили профессионалы из Москвы, Ленинграда, Одессы, Таллинна, Риги, Киева.

- Какая роль у Вас была самой серьезной?

- Они все серьезные - только кажется, что смешные. Когда-то один человек мне сказал: «Ты посмотри на себя – после «Долгоносиков» без носа не интересно!» Но я ж до «Долгоносиков» уже отснялся в 60 фильмах, плюс работы в пяти театрах и большая работа по озвучке мультфильмов, включая и «Остров сокровищ». Поэтому можно еще поспорить – интересно или нет.

- А сейчас в театре Вы играете?

- К сожалению, нет. Я пришел в один из киевских театров, предложил свои условия, сказал, что согласен работать с условием, что играю во всех постановках, в которых мне скажут, но раз в год я беру спектакль на себя: нахожу пьесу, художника, режиссера и сам на него нахожу денег. На следующий день мне сказали, что в моих услугах не нуждаются. Я пошел в другой театр, к своему товарищу, которого знаю по институту, предложил ему свои услуги, предложил восстановить «Швейка». А он мне в ответ: «А что я объясню другим актерам? Почему я беру тебя?» Я говорю: «А как ты им объясняешь, когда у тебя работает Ступка или Роговцева?» В общем, не хотят – не надо!

- Трудно найти деньги на реализацию своих идей?

- Деньги можно найти – не проблема. Имея опыт и имидж, несложно и договориться с каналом, который это покажет. И снять несложно. Другое дело – ЧТО ты будешь снимать, и ЧТО сейчас нужно снимать. Мне кажется, что не хватает хороших комедийных фильмов. Столько уже отснято кровавых фильмов - «Менты», «Каменские», «Антикиллеры», «Бумеры» и т. д., а в развлекательном жанре до того, как появилась «Моя прекрасная няня», никто и не верил, что можно зарабатывать деньги на юморе. Но вот же, пожалуйста: «Лэся+Рома», «95 квартал», Данилец и Моисеенко, Андрей Данилко. И я говорю только об украинских профессионалах, известных в России!

- Как Вы считаете, без голливудских спецэффектов с каким фильмом можно достучаться до сердец зрителей?

- Откровенным и искренним. Мы сняли с московским актером и режиссером Игорем Письменным короткометражку «13 километр». Зрителям фильм понравился именно искренностью и откровением.

- Где он демонстрировался?

- На кинофестивале «Молодость» и в Берлине на фестивале короткометражных фильмов. Кстати, одна  украинская компания, которой мы предоставили для показа этот фильм, ездит с ним везде – его можно показывать и в Молдове, и в России, и в Грузии – где угодно, потому что ему не нужен перевод, он без слов. Когда я смотрел его вместе со зрителями в кинозале на большом экране, мне было приятно, что только после заключительных титров люди достали мобилки и стали шуршать шоколадками, а до этого 22 минуты, не отрываясь, смотрели на экран. Смеялись, где надо, грустили, где надо.

- Как Вы оцениваете состояние украинского кинематографа?

- Не знаю, что будет с нашим кинематографом. Где-то с 1991 года по 2000 на киностудии Довженко молодых не выращивали. Когда я в 1978 году пришел на киностудию Довженко, видел, как из молодых аматоров вырастали настоящие профессионалы. Человек мог проработать помощником оператора, гримера, режиссера, а потом сам становился мастером. А в период 90-х годов молодых до кормушки не допускали. А потом опять произошел взрыв, и сейчас у нас работают прекрасные операторы, гримеры, костюмеры. Я надеюсь, что в Украине все появится, потому что москвичи сюда едут, значит, им это выгодно, не секрет, что в каждом фильме от 70 процентов съемочной группы – украинские профессионалы. Я верю в наш потенциал, верю в корни. Верю в опыт Балаяна, Параджанова, Ильенко, Савченко, Черкасского… Надеюсь, что мы увидим молодых хороших украинских актеров, они есть. Когда –то я спорил с одним продюсером, который утверждал, что в Украине нет хорошей школы. А откуда взялись Леонид Быков, Бронислав Брондуков, Иван Миколайчук, Иван Гаврилюк и многие другие замечательные актеры? Молодому актеру очень трудно сейчас пробиться, объяснить, что он не прокаженный, что мы хорошие профессионалы, умеющие работать в любом жанре.

- А как в Москве воспринимают наши идеи? Вы предлагали какие-то свои проекты?

- Как Вам сказать… Бывали случаи, когда приходишь с проектом, на твоих глазах его читают, рвут, а потом, когда уходишь, его достают из мусорного ведра и присваивают. Это стандартный вариант и не  только в России. Я живу по принципу: «Надо дарить, и тебе вернется». Со временем правда всплывет. Я считаю, что врать нельзя. Во-первых, запутаешься, а во-вторых, завтра все равно узнают. Был большой проект, который я придумал, он прошел на одном из крупных каналов, а другой человек подписался под ним своим именем.

- Это у нас или в России?

- У нас. Ему потом пытались высказать: «Это ж Андриенко придумал! Что ж ты написал свою фамилию?» Ну и что? Как говорилось в одном из наших известных сериалов: «Не важно, кого погладят по головке и дадут конфетку, главное, что мы делаем общее дело». На что другой герой ему ответил: «Я не люблю сладкого». Я работаю сейчас с компанией «Техномедиа». Мы создали фильм «13 километр» - кино, за которое не стыдно. Можно было добиться еще большего, но мало было помощи. Все пытались обмануть, грабануть и убежать. И спасибо компании «Техномедиа», которая просто бескорыстно помогла завершить мне этот проект, и особая благодарность ее руководителю Олегу Павличенко. Я продолжаю с ними сотрудничать и сейчас на канале «1+1» благодаря Олегу и моему продюсеру Людмиле Савченко вышли «Веселі усмішки», у которых уже достаточно высокий рейтинг и которые, надеюсь, не один год будут радовать зрителей. Ситуации, обыгрываемые в них, не зависят от времени, от политики, это не бабочка-однодневка, просто смешные истории.

- Насколько я знаю, сейчас снимается римейк мультфильма «Остров сокровищ».

- Разве это римейк? Это совершенно разные проекты. Это будет мультсериал. Я поозвучивал пилотные серии, сам продукт не видел, но, зная талант Давида Черкасского, думаю, получится нормально.

- А Вы еще участвовали в озвучке мультфильма про Йозефа Швейка.

- Да, вот сейчас будем переозвучивать его на украинский язык. Это сериал, сделанный нами совместно с американцами, что еще раз доказывает, что база у нас хорошая, творческие люди есть. Американские только деньги – остальное все наше. Еще на данный момент я с удовольствием работаю в Москве в проектах Александра Цекало. Также пишем сценарий полнометражной комедии с Игорем Письменным, которую надеемся снять в сентябре.

- От какого проекта у Вас остались самые приятные воспоминания?

- От всех. Актер сам должен выбирать – хочет он сниматься или нет. Он может сниматься из-за денег или ради карьеры, или для удовольствия.

- Но нельзя же все время работать в свое удовольствие и ничего не зарабатывать?

- Когда мне надо было брать кредит в банке, я написал, что продаю интеллектуальную собственность в виде сценариев, идей для рекламы. Как актер я должен продавать лицо, а пытаюсь заработать на идеях.

- В принципе, Вы можете себе позволить заниматься чем-то в свое удовольствие?

- Любой человек это может себе позволить. Я просто я пришел к мысли, что могу выбрать, где сниматься, что хочу делать.

- С Вами в жизни что-то мистическое случалось?

- Мистическое – все время. На съемках в Африке было много интересных историй. Например, надо было срочно рассказать о плодах дерева марула. Едем по территории зоопарка, ищем, я говорю: “Да ладно, кто там в Киеве знает, как оно выглядит! К первому дереву подойдем и отснимем”. Сошли с дорожки, к нам подходит лесник, говорит: “Какое вы имели право выйти из машины?”, мы объяснили, что договорились с дирекцией и сказали, что нам нужна марула. А он: “Так вы возле нее стоите!” Интуиция меня не обманула, она мне всю жизнь помогает в работе. Мистики много, например, с запорожским театром поехал на гастроли в Житомир, решил поступать в интитут. Приехал в Киев, вышел на остановке метро “Большевик”, и вот уже полжизни в этом бемудском треугольнике: киностудия, мой дом, офисы телеканалов.

- Вам трудно было быть судьей на юмористическом конкурсе?

- С талантливыми детьми очень просто, сложность только одна – хочется отдать как можно больше баллов. И я рад, что помогаю молодым актерам, режиссерам, операторам, молодому поколению, которое придет после нас.

 

МИРОВАЯ ПРЕМЬЕРА "НОМЕРОВ",

Пытайтесь побороть свои страхи и получить свободу…


© 2006. Все права принадлежат Виктору Андриенко
Сайт сделали добрые люди в студии